Как я стала дояркой

14:50 26 февраля
91
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
В Воскресенское моя семья переехала, когда мне было 4 годика. В 1965 году я пошла в первый класс средней школы. Нас у мамы было три дочери: Нина, Надя и я. Хорошо помню, как с малых лет помогала маме, Ерохиной Маргарите Ивановне, на ферме. Она работала в совхозе дояркой, и мне очень полюбились коровушки – мирные добрые животные. В 12 лет я уже могла наравне со старшими управляться на ферме, подменяя маму. Она учила меня, как правильно выдоить коровку, как раздаивать телочек, как принять отел, как раздавать корма. Знала «на зубок» по именам всех своих коров. К слову сказать, наш ветеринарный врач Фролов Иван Кузьмич тоже знал каждую корову в лицо у любой доярки . Мама всегда с лаской и любовью обращалась с животными, эту манеру общения с ними передала и мне. Она всегда говорила: «Зло и неурядицы надо оставлять дома, не надо все это вымещать на беззащитной скотине». Вместе с ней мы придумывали клички нашим подопечным. Каких только не было! Хотелось, чтобы их имена звучали ласково и красиво. А еще мне было интересно наблюдать, как рождается новая жизнь в виде маленьких телят. После школьных занятий я спешила к маме на ферму, чтобы помочь в уходе за закрепленными за ней коровами. И так продолжалось до моего совершеннолетия. Несомненно, окончив 8 классов, я выбрала профессию доярки. Опыт уже был, навыки тоже. Конечно, я мечтала стать ветврачом, так как хотела лечить животных, но маме было тяжело одной содержать семью. Старшая сестра Нина училась в Вольске на воспитателя, а младшая, Надюша, требовала еще постоянного ухода. Денег практически не хватало. Так что моя мечта не сбылась из-за финансовых затруднений. Летом, когда гурты переводили в поле, нас возили на дойку на специальном грузовом автомобиле. И коровки платили нам своей любовью, дружно бежали на дойку, стоило им услышать голос своей хозяйки, зовущей их. Проявлению любви к песне, к цветам, к животным, радоваться каждому прожитому денечку меня тоже учила моя мама. Простая, добрая, всегда веселая, с чувством юмора, она была душой коллектива. За свою прожитую жизнь я встречала множество людей и добрых, и злых, и старых, и молодых. Я всех их помню и не забуду до конца дней своих. В этом, порой нелегком, труде всегда мне помогала песня. Бывало, все вместе как запоем! И куда девается усталость и плохое настроение?! Шутка, прибаутка и чувство юмора - тоже хорошие помощники в преодолении трудностей. А еще я немного поэт, могу любую песню перефразировать или частушку сложить. Некоторые песни до сих пор живут в памяти девчат. Я вела тетрадь с записями, где были отмечены все мои подопечные буренушки. Записывала, когда они растелились, когда погулялись, когда ждать приплод. Примерно я уже знала, когда какую коровку надо случать, и сколько ждать телят, и в каком месяце. Между собой мы работали дружно, всегда старались помочь друг другу. Летели дни, недели, месяцы и годы. Много воды утекло. Из озорной девчушки я стала мамой двух прекрасных дочек Светланы и Марины, которые подарили мне троих внуков. А старшая внучка Любаша подарила мне троих правнуков, ждем четвертого. Я считаю себя счастливой мамой, бабушкой и прабабушкой. Как хорошо, что есть на свете те, кто тебя любит, и ради этого стоит жить. Очень жалко, что распалось такое крупное хозяйство. Надо мной подсмеивались иногда, что я доморощенная доярочка последнего выпуска. И, наверное, это так и есть. Ведь я была в коллективе самая молодая. Еще я хочу рассказать о нашем бывшем зоотехнике Гасане Ибрагимовиче Абдурахманове. Работая главным специалистом в животноводстве, он всегда выглядел опрятным, был справедливым, хотя и немного строговатым. К людям всегда имел чувство сострадания, любил и пошутить. Коллектив у нас был многонациональный, но все жили дружно, трудились сплоченно и никогда не ссорились. Я имею трудовой стаж 47 лет, но звание «ветеран труда» так и не получила. Когда вышла на пенсию, закон о присвоении этого звания изменился. Обидно, конечно, да ничего не поделаешь. Пока продолжаю трудиться. Но до сих пор я вижу во сне и коров, и телят, и как спешу, чтобы не опоздать на утреннюю дойку. И так грустно становится на душе, что нет больше нашего совхоза. Сколько людей осталось без работы, да и молодежь была бы при деле. И что мы скажем своим потомкам, которые коров увидят лишь на картинке? Иногда бывает обидно, что в День работников сельского хозяйства чествуют одних только механизаторов, а про животноводов совсем забыли. А ведь мы, доярки, самый трудолюбивый, веселый и певучий народ. К сожалению, сейчас обо всем прошедшем вспоминаем лишь с горькой усмешкой на губах. Л. Силаева, с. Воскресенское