День рыбака - этот праздник для волжан родной

14:44 15 июля
63
Поделиться
Поделиться
Запинить
Лайкнуть
Отправить
Поделиться
Отправить
Отправить
Поделиться
Наша страна считается одной из самых привлекательных в плане рыболовства, что неудивительно, ведь ее омывает 3 океана и 5 морей, а рек и озер - вообще не счесть. Развито как промысловое рыболовство, так и любительское. Поэтому праздник, так или иначе, затрагивает миллионы людей. В этом году День рыбака в России отмечался в воскресенье 11 июля. Это выходной день, и каждый человек, увлекающийся рыбалкой, имел возможность посвятить свободное время любимому занятию и порадовать себя общением в кругу единомышленников. Середина лета - отличное время для такого праздника, когда уже перестают действовать запреты на рыбную ловлю в связи с завершением нереста рыбы, и все любители и профессионалы могут выехать или прийти к водоемам и забросить снасти, чтобы быть с уловом для традиционной ухи. Надо понимать, что данный праздник важен как для представителей рыболовной отрасли, так и для любителей, которых в настоящее время огромное множество. Официальный статус ему был придан в 1980 году, и за несколько лет он обрел большую популярность, став, действительно, массовым. По этому поводу мне хочется привлечь внимание наших читателей к некоторым историческим моментам существования рыболовства на наших волжских берегах, так как по воле судьбы мне довелось быть выходцем из рыбацкой семейной династии. Воспоминания почему-то все чаще уносят меня в далекие 60-годы прошлого века, когда мой дед Шатков Иван Степанович, 1891 года рождения, вместе со своим напарником Клочковым Федором Ивановичем - бригадиром рыболовецкой бригады, жившим неподалеку - приплывали на весельной лодке после начала запрета в залив Сестренка. Это было в мае. Два бородатых старика причаливали к изгороди нашего нижнего огорода, затопленного водой, а за кормой качалась «чеченька», то есть, садок для живой рыбы, сделанный своими руками из ивовых прутьев. До этого в течение месяца они постоянно находились на рыбацком стану на острове (напротив села Воскресенское) и занимались ловлей рыбы. Жили не в палатке (их тогда в селах не видели), а в шалаше, изготовленном из подручных растительных материалов. Мне было тогда лет 5-6, естественно, детскому интересу не было предела. После разгрузки рыболовецких принадлежностей деды к берегу подтаскивали плавучий садок, где плескалась живая рыба, и извлекали ее наружу. До сих пор я явно вижу перед глазами внушительных размеров щук, судаков, лещей, язей, жерехов и пр. Сейчас такие экземпляры считаются большой рыбацкой удачей, а тогда – обычным уловом. На этой лодке мне приходилось присутствовать при сдаче ими выловленной рыбы на стационарный приемный пункт в районе Сулака. Здесь приемщиком, а позже директором местного рыбколхоза «Красный рыбак» был Жуков С.В. Позже, когда район расформировали, за сбором рыбы к членам рыболовецкой артели приходил катер-приемщик под названием «Смелый» уже из Вольского рыбколхоза, сохранившего первоначальное название «Красный рыбак». В те далекие годы профессия рыбака была довольно распространенной, так как кроме трудовой деятельности на местном предприятии, организованном в 1940 году, давала местным жителям реальную возможность для пропитания за счет естественных ресурсов. Поэтому за десятилетия здесь сложились семейные рыбацкие династии Акулинушкиных Василия Семеновича и Акулины Терентьевны, Дементьевых, Лопышовых, Шатковых, Костериных, Приваловых, Зиминых и др. В военное лихолетье многие из глав этих семей получили бронь от мобилизации, чтобы добыча рыбы на волжских промыслах бесперебойно пополняла продовольственные запасы страны. В войну и послевоенные годы с рыбаками трудились их жены, дети и внуки - пацаны 10-15 лет. Продовольствие, и рыба в том числе, считается стратегической составляющей экономики любого государства, а в военную пору тем более. Речной промысел тяжелый, одно радовало - в те годы рыбные запасы были в изобилии. И, надо сказать, что вопрос браконьерства в те годы практически не стоял, так как рыболовецкие снасти, в особенности сети, были большим дефицитом. Часто вспоминаю один случай из рассказа деда, когда, производя лов аханом в те годы в паре с женой, они в районе Черногрядского рынка на заре подняли сонного сома размером с их лодку, которая была весельной. Ну, представьте себе такое зрелище, а главное, состояние супругов-рыбаков. Пока они пытались что-то предпринять по его пленению, быстро светало, и сом, проснувшись, зашевелился. Слегка ударив хвостом по воде и сбросив с себя снасть, огромная рыбина, блестя в первых лучах солнца, не спеша поплыла восвояси по поверхности водной глади. А они лишь с сожалением провожали её взглядами. Когда сом уплыл, а незадачливые рыбаки пришли, наконец-то, в себя, то обнаружили, что в носовике лодки находился топор, при помощи которого можно было легко обезвредить речного исполина, оглушив его. В итоге же рыбацкая пара получила жестокое разочарование, ведь по возвращении на базу они встретились с корреспондентом областной газеты, прибывшим за интересным материалом. И они вполне могли бы быть героями его публикации. Но, увы, этому не суждено было сбыться. А металлический прут от того ахана еще долгие годы лежал на нашем подворье, так как данная снасть впоследствии уже не применялась. В послевоенные годы уже мой отец и дядя, а также еще многие воскресенцы, трудились в этом рыбколхозе. Некоторые сельчане отдали предпочтение марксовскому рыболовецкому предприятию, среди которых были Масленников А.Т., Борисов А.С., Зимин С.Д. И работа в этом направлении активно велась до середины 80-х годов. По-прежнему, много лет за сбором улова приходил из Вольска катер «Смелый», на котором в качестве моториста трудился мой двоюродный дядя Силаев Константин. До ввода в эксплуатацию гидроэлектростанций Волга щедро одаривала уловами не только рыбаков-профессионалов, но и любителей рыбной ловли, которых становилось все больше. В 60-70-е годы вполне закономерным явлением был улов крупных особей осетра, севрюги, стерляди, бестера (гибрид стерляди и белуги), а иногда даже и самой белуги. В моей памяти отпечатались два интересных случая. В начале 70-х годов на Волге быстрыми темпами стала осваиваться любителями рыбалки ловля с лодки на кольцо (шайбу). И моторных лодок в те годы расплодилось огромное множество, они сплошным рядом стояли у побережья от старой мельницы до нефтебазы, то есть, на протяжении всего села. Как-то, выйдя утром на берег, я насчитал на воде более 70 деревянных самоходок, в каждой из которых находились рыболовы-любители, при прикормке желающие получить ловлей на шайбу не столько моральное удовольствие, сколько материальный доход. И это было вполне обычным явлением в то время. Уловы от 5 до 25 кг леща были в порядке вещей. Конечно, и тут были свои лидеры, которые знали особые секреты в изготовлении приманки. К таким рыбакам-счастливчикам долгое время относился Александр Соловьев, даже профессионалы в своем кругу называли его рыбным колдуном, так как он никогда не возвращался с рыбалки без солидного улова. И вот однажды утренней порой в районе акватории сегодняшнего пляжа у одного из многих «шайбовщиков» случилась мощная поклевка. Счастливчиком оказался уважаемый в селе человек, пенсионер. Естественно, что все внимание окружающих рыбаков было обращено на него, так как такие случаи были уже редкими, многие предполагали, что это - сом. Рыболов, несколько успокоившись, стал профессионально вести единоборство с неизвестной рыбой, то подтягивая ее к лодке, то стравливая леску и давая ей свободу. Все больше приходилось делать второе, так как напор был очень сильным. В ту пору длина обычной покупной лески не превышала 25 м, а ее более и не надо было. И вот когда она закончилась, натянувшись до предела, вдруг из воды в «свечку» на несколько метров на всеобщее обозрение вынырнул осетр внушительных размеров. На какое-то мгновение, изумив своим взлетом рыбаков, он вновь скрылся в водных глубинах, теперь уже навсегда. Сколько разговоров и пересудов этот уникальный случай вызвал в селе, оставив нам на многие годы яркие воспоминания. Не менее интересным был и другой момент в недавнем прошлом моих соседей- рыбаков. На этот раз многим односельчанам запомнился зимний улов профессионального рыбака Клемина Владимира. А случилось это уже в середине 70-х, когда под подледный лов он поставил рыбацкие сети в акватории протоки Волжанка. Через несколько дней при их проверке обнаружил трофей, голова которого никак не умещалась в обычное прорубленное ледяное отверстие. Да и один он ничего не мог сделать, судя по размерам попавшегося рыбного экземпляра. Отправился в село за помощью, благо, тогда на это соседи откликались быстро. Собрав определенное количество людей и прихватив требуемое снаряжение, через час вернулись обратно к месту лова. Значительно расширив лунку во льду, приступили к подъему на его поверхность попавшейся в сеть рыбины. Какой бы вы думали? Ей оказалась редкая особь осетровых пресноводных рыб довольно внушительных размеров, красавица белуга. Когда ее освободили от снастей и погрузили на сани, то тащили их по снегу на противоположный берег 5-6 крепких мужиков при помощи многочисленных ребятишек. Из услышанных разговоров можно было сделать вывод, что такой легкой добычей она стала благодаря тому, что освобождаясь от сеточных пут, рыбина сильно ударилась головой о лед, тем самым оглушив себя. Иначе она легко могла от них освободиться. Тем не менее, деликатесного мяса белуги тогда смогли попробовать многие жители улиц им. Чернышевского и Красноярской села Воскресенское. При появлении на Волге известных водохранилищ с каждым годом разновидность рыб стала уменьшаться. Практически не осталось осетровых, в том числе и местной стерляди, которая часто ловилась на песчаных косах в конце 70-х, ушла в небытие крупная сельдь, называемая в народе заломами. А с приходом демократической перестройки бывшие рыболовецкие устои и вовсе пошли «на перекосяк». Водоемы поделили на участки, стали выдавать (продавать) желающим половные (разрешительные) билеты. Браконьерство, то есть, вылов рыбы в любое время года запретными снастями, которые появились в свободной продаже, стало настоящим бичом современности. На эту тему я пообщался с опытным рыболовом, как профессионалом, так и любителем, с начала 2000-х годов долгое время возглавлявшим районное общество охотников и рыболовов, В.В. Ефимьевым. До него этой общественной организацией также длительное время руководил Антонов Н.М. В годы его деятельности общество насчитывало порядка 300 членов, аккуратно плативших взносы и пользующихся установленными льготами. Как правило, это были рыболовы-любители, приобретавшие разрешение для ловли на кольцо (тогда были введены свои правила). Рыбаков-профессионалов в прибрежных селах и вовсе остались единицы, да и то у многих из них рыбалка являлась дополнительным приработком помимо основной работы. Но для осуществления этой деятельности в обязательном порядке необходимо было иметь соответствующие разрешительные документы. За этим старались строго следить. А тяга к рыбалке у Валерия Васильевича проявилась с раннего детства, перейдя позже в любимое хобби. Он любезно поделился со мной семейным фотоархивом, в котором преобладали снимки, на которых запечатлены интересные моменты из его увлечений - рыбалки и охоты. При этом хотелось бы отметить, что своим хобби он сумел увлечь и детей, и внуков. Несмотря на все текущие перемены, связанные как с возникающими сложностями размножения рыбы в Волге природного характера, так и с различными ограничениями ее вылова, интерес к этому занятию у населения только растет. Для мужчин это по-прежнему главный «козырь», чтобы отлучиться от семейных дел на отдых с друзьями. А предприниматели стали успешно осваивать ведение прудового хозяйства, запуская малька подходящих рыбных пород на доращивание с последующим выловом "урожая". Есть такой опыт работы и в нашем районе. Не зря в народе говорят: «Рыбак рыбака видит издалека!» Так что, волжане, День рыбака - наш праздник! А. Шатков